1. Скрыть объявление

Любимые стихотворения

Тема в разделе "Литература", создана пользователем Loki, 8 авг 2017.

  1. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N
  2. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N


    Александр Пушкин

    ***

    Если жизнь тебя обманет,
    Не печалься, не сердись!
    В день уныния смирись:
    День веселья, верь, настанет.

    Сердце в будущем живет;
    Настоящее уныло:
    Всё мгновенно, всё пройдет;
    Что пройдет, то будет мило.

    1825 г.
     
    Noran нравится это.
  3. Наталья51

    Наталья51 гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    1.879
    Симпатии:
    20.182
    Пол:
    Женский
    Аленушка

    Все, что видывал - не видывал,
    Что забыл - не позабыл,
    Что давно в уме прикидывал,
    Я бы в песню все сложил.

    В ней бы плыли гуси-лебеди
    За Окою в забытьи,
    В тополином тихом трепете
    Замирали б соловьи.

    За избушкой в два окошечка,
    Сам не знаю уж о чем,
    Возле пня одна Аленушка,
    Горевала б над ручьем.

    А в ее ладони смуглые
    Вдруг слетала бы с куста
    Удивленная и круглая
    Детской радости звезда...

    Только песня есть красивее
    И придумана не мной,
    И зовут ее Россиею
    И родимой стороной.

    А. Вертинский.
     
    Noran, Bulka, Discovery и 9 другим нравится это.
  4. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N
    Михаил Лермонтов

    Молитва.

    Я, матерь божия, ныне с молитвою
    Пред твоим образом, ярким сиянием,
    Не о спасении, не перед битвою,
    Не с благодарностью иль покаянием,

    Не за свою молю душу пустынную,
    За душу странника в мире безродного;
    Но я вручить хочу деву невинную
    Теплой заступнице мира холодного.

    Окружи счастием душу достойную;
    Дай ей сопутников, полных внимания,
    Молодость светлую, старость покойную,
    Сердцу незлобному мир упования.

    Срок ли приблизится часу прощальному
    В утро ли шумное, в ночь ли безгласную -
    Ты восприять пошли к ложу печальному
    Лучшего ангела душу прекрасную.

    1837 г.


    Молитва.

    В минуту жизни трудную
    Теснится ль в сердце грусть,
    Одну молитву чудную
    Твержу я наизусть

    Есть сила благодатная
    В созвучьи слов живых,
    И дышит непонятная,
    Святая прелесть в них.

    С души как бремя скатится,
    Сомненье далеко -
    И верится, и плачется,
    И так легко, легко...

    1839 г.
     
    Оксюморон, Discovery, Mel'nica и 7 другим нравится это.
  5. Наталья51

    Наталья51 гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    1.879
    Симпатии:
    20.182
    Пол:
    Женский
    Гул затих. Я вышел на подмостки.
    Прислонясь к дверному косяку,
    Я ловлю в далеком отголоске,
    Что случится на моем веку.

    На меня наставлен сумрак ночи
    Тысячью биноклей на оси.
    Если только можно, Aвва Oтче,
    Чашу эту мимо пронеси.

    Я люблю твой замысел упрямый
    И играть согласен эту роль.
    Но сейчас идет другая драма,
    И на этот раз меня уволь.

    Но продуман распорядок действий,
    И неотвратим конец пути.
    Я один, все тонет в фарисействе.
    Жизнь прожить - не поле перейти

    Б.Пастернак
     
    Noran, Bulka, Lenusja и 14 другим нравится это.
  6. Света

    Света заслуженный

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    344
    Симпатии:
    1.214
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Rzeczpospolita
    Николай Гумилёв
    По стенам опустевшего дома
    Пробегают холодные тени,
    И рыдают бессильные гномы
    В тишине своих новых владений.

    По стенам, по столам, по буфетам
    Все могли-бы их видеть воочью,
    Их, оставленных ласковым светом,
    Окруженных безрадостной ночью.

    Их больные и слабые тельца
    Трепетали в тоске и истоме,
    С той поры, как не стало владельца
    В этом прежде смеявшемся доме.

    Сумрак комнат покинутых душен,
    Тишина с каждым мигом печальней,
    Их владелец был ими ж задушен
    В темноте готической спальни.

    Унесли погребальные свечи,
    Отшумели прощальные тризны,
    И остались лишь смутные речи,
    Да рыданья, полны укоризны.

    По стенам опустевшего дома
    Пробегают холодные тени,
    И рыдают бессильные гномы
    В тишине своих новых владений.
     
    Noran, Lenusja, Foureyes и 9 другим нравится это.
  7. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N
    Адам Мицкевич

    Забытый храм.
    (перевод К.Д. Бальмонта)

    Несчастен - кто, любя, любим не может быть,
    Несчастнее его - кто, не любя, томится.
    Но всех несчастней тот, кто к счастью не стремится -
    Кто больше никогда не в силах полюбить.

    Чуть страстью перед ним вакханка загорится,
    Он, вспомнив прошлое, спугнет свои мечты,
    А перед ангелом любви и чистоты
    С расцветшею душой не смеет преклониться.

    То он винит себя, то он других винит;
    Перед простушкой - горд, богини он робеет;
    И вечно он "прости" надежде говорит.

    Так видим мы порой - забытый храм стоит;
    В нем пусто и темно, в нем вечно сумрак веет,
    В нем Бог не хочет жить, а человек не смеет.

    1855 г.
     
    Noran, Lenusja, Mel'nica и 8 другим нравится это.
  8. L_Lada

    L_Lada гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    5.834
    Симпатии:
    42.006
    Адрес:
    Москва
    Александр Пушкин

    Я вас любил: любовь еще, быть может,
    В душе моей угасла не совсем;
    Но пусть она вас больше не тревожит;
    Я не хочу печалить вас ничем.
    Я вас любил безмолвно, безнадежно,
    То робостью, то ревностью томим;
    Я вас любил так искренно, так нежно,
    Как дай вам бог любимой быть другим.


    Из Пиндемонти

    Не дорого ценю я громкие права,
    От коих не одна кружится голова.
    Я не ропщу о том, что отказали боги
    Мне в сладкой участи оспоривать налоги
    Или мешать царям друг с другом воевать;
    И мало горя мне, свободно ли печать
    Морочит олухов, иль чуткая цензура
    В журнальных замыслах стесняет балагура.
    Все это, видите ль, снова, слова, слова*.
    Иные, лучшие, мне дороги права;
    Иная, лучшая, потребна мне свобода:
    Зависеть от царя, зависеть от народа —
    Не все ли нам равно? Бог с ними.
    Никому
    Отчета не давать, себе лишь самому
    Служить и угождать, для власти, для ливреи
    Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
    По прихоти своей скитаться здесь и там,
    Дивясь божественным природы красотам,
    И пред созданьями искусств и вдохновенья
    Трепеща радостно в восторгах умиленья.
    — Вот счастье! вот права…
     
    arseneva, Noran, Bulka и 11 другим нравится это.
  9. aluza

    aluza старожил

    Регистрация:
    9 авг 2017
    Сообщения:
    974
    Симпатии:
    10.012
    Пол:
    Женский
    Ты говорила мне «люблю»,
    Но это по ночам, сквозь зубы.
    А утром горькое «терплю»
    Едва удерживали губы.

    Я верил по ночам губам,
    Рукам лукавым и горячим,
    Но я не верил по ночам
    Твоим ночным словам незрячим.

    Я знал тебя, ты не лгала,
    Ты полюбить меня хотела,
    Ты только ночью лгать могла,
    Когда душою правит тело.

    Но утром, в трезвый час, когда
    Душа опять сильна, как прежде,
    Ты хоть бы раз сказала «да»
    Мне, ожидавшему в надежде.

    И вдруг война, отъезд, перрон,
    Где и обняться-то нет места,
    И дачный клязьминский вагон,
    В котором ехать мне до Бреста.

    Вдруг вечер без надежд на ночь,
    На счастье, на тепло постели.
    Как крик: ничем нельзя помочь!—
    Вкус поцелуя на шинели.

    Чтоб с теми, в темноте, в хмелю,
    Не спутал с прежними словами,
    Ты вдруг сказала мне «люблю»
    Почти спокойными губами.

    Такой я раньше не видал
    Тебя, до этих слов разлуки:
    Люблю, люблю... ночной вокзал,
    Холодные от горя руки.

    1941
    Константин Симонов
     
    Bulka, Lenusja, pilochka и 9 другим нравится это.
  10. L_Lada

    L_Lada гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    5.834
    Симпатии:
    42.006
    Адрес:
    Москва
    Максимилиан Волошин

    Обманите меня, но совсем, навсегда,
    Чтоб не думать зачем, чтоб не помнить когда,
    Чтоб поверить обману свободно, без дум,
    Чтоб за кем-то идти в темноте наобум.

    И не знать, кто пришел, кто глаза завязал,
    Кто ведет лабиринтом неведомых зал,
    Чьё дыханье горит у меня на щеке,
    Кто сжимает мне руку так крепко в руке.

    А очнувшись увидеть лишь ночь и туман,
    Обманите и сами поверьте в обман.
    Обманите меня, но совсем, навсегда,
    Чтоб не думать зачем и не помнить когда



    Усталость

    И тогда, как в эти дни, война
    Захлебнется в пламени и в лаве,
    Будет спор о власти и о праве,
    Будут умирать за знамена...

    Он придет не в силе и не в славе,
    Он пройдет в полях, как тишина;
    Ничего не тронет и не сломит,
    Тлеющего не погасит льна
    И дрожащей трости не преломит.
    Не возвысит голоса в горах,
    Ни вина, ни хлеба не коснется -
    Только всё усталое в сердцах
    Вслед Ему с тоскою обернется.
    Будет так, как солнце в феврале
    Изнутри неволит нежно семя
    Дать росток в оттаявшей земле.

    И для гнева вдруг иссякнет время,
    Братской распри разомкнется круг,
    Алый Всадник потеряет стремя,
    И оружье выпадет из рук.
     
    Noran, Квитка, Bulka и 9 другим нравится это.
  11. Арина

    Арина гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    2.730
    Симпатии:
    11.883
    Пол:
    Женский
    Мне оч нравится стих Эдуарда Асадова....Мне кажется в одно стихотворение уместились все жизненные принципы..
    Как много тех, с кем можно лечь в постель,
    Как мало тех, с кем хочется проснуться…
    И утром, расставаясь обернуться,
    И помахать рукой, и улыбнуться,
    И целый день, волнуясь, ждать вестей.

    Как много тех, с кем можно просто жить,
    Пить утром кофе, говорить и спорить…
    С кем можно ездить отдыхать на море,
    И, как положено – и в радости, и в горе
    Быть рядом… Но при этом не любить…

    Как мало тех, с кем хочется мечтать!
    Смотреть, как облака роятся в небе,
    Писать слова любви на первом снеге,
    И думать лишь об этом человеке…
    И счастья большего не знать и не желать.

    Как мало тех, с кем можно помолчать,
    Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
    Кому не жалко год за годом отдавать,
    И за кого ты сможешь, как награду,
    Любую боль, любую казнь принять…

    Вот так и вьётся эта канитель -
    Легко встречаются, без боли расстаются…
    Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
    И мало тех, с кем хочется проснуться.
     
    Noran, Bulka, Свеколка Е и 11 другим нравится это.
  12. Арина

    Арина гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    2.730
    Симпатии:
    11.883
    Пол:
    Женский
    А так я посмотрела ( вживем) Литературно-музыкальный спектакль "Магия музыки, магия слово"...с Страховым, Назаров и Шнырев....где они под фантастическую музыку Алексея Айги читают стихи поэзия 20 века. И там Даниил Страхов читает стихи Бориса Рыжего...я просто влюбилась в этого поэта...Или подействовала сама атмосфера, или невероятная музыка или великолепный Страхов...но поэта я для себя открыла)
     
    Noran, Bulka, Lenusja и 3 другим нравится это.
  13. aluza

    aluza старожил

    Регистрация:
    9 авг 2017
    Сообщения:
    974
    Симпатии:
    10.012
    Пол:
    Женский
    Иван Бунин

    Тихой ночью поздний месяц вышел
    Из-за черных лип.
    Дверь балкона скрипнула,- я слышал
    Этот легкий скрип.
    В глупой ссоре мы одни не спали,
    А для нас, для нас
    В темноте аллей цветы дышали
    В этот сладкий час.
    Нам тогда - тебе шестнадцать было,
    Мне семнадцать лет,
    Но ты помнишь, как ты отворила
    Дверь на лунный свет?
    Ты к губам платочек прижимала,
    Смокшийся от слез,
    Ты, рыдая и дрожа, роняла
    Шпильки из волос,
    У меня от нежности и боли
    Разрывалась грудь...
    Если б, друг мой, было в нашей воле
    Эту ночь вернуть!
     
    Квитка, Bulka, sovold и 5 другим нравится это.
  14. L_Lada

    L_Lada гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    5.834
    Симпатии:
    42.006
    Адрес:
    Москва
    В таком случае дружеский совет: поищите спектакль "Рыжий" Мастерской Петра Фоменко. Думаю, он есть в сети. Полностью по его стихам, сильная штука.
    А я помню Бориса Рыжего живым...

    Возвращаясь к любимы стихотворениям.

    Волшебная сила искусства
    (История, приключившаяся с комедиографом Капнистом в царствование Павла I и пересказанная мне Натаном Эйдельманом)
    Юлий Ким

    Капнист пиесу накропал, громадного размеру.
    И вот он спит, в то время, как царь-батюшка не спит:
    Он ночь-полночь пришел в театр и требует премьеру.
    Не знаем, кто его толкнул. История молчит.

    Партер и ложи - пусто все. ни блеску, ни кипенья.
    Актеры молятся тайком, вслух роли говоря.
    Там, где-то в смутной глубине, маячит жуткой тенью
    Курносый царь. И с ним еще, кажись, фельдъегеря.

    Вот отмахали первый акт. Все тихо, как в могиле.
    Но тянет, тянет холодком оттуда (тьфу-тьфу-тьфу!)
    "Играть второй!" - пришел приказ, и с Богом приступили,
    В то время, как фельдъегерь: "Есть!" - и кинулся во тьму.

    Василь Васильевич Капнист метался на перине:
    Опять все тот же страшный сон, что был уже в четверг:
    Де он восходит на Олимп, но, подошел к вершине,
    Василь Кирилыч цоп его за ногу - и низверг.

    За ногу тряс его меж тем фельдъегерь с предписаньем:
    "Изъять немедля и в чем есть отправить за Урал,
    И впредь и думать не посметь предерзостным мараньем
    Бумагу нашу изводить, дабы хулы не клал."

    И не успел двух раз моргнуть наш, прямо скажем, Вася,
    Как был в овчину облачен и в сани водворен.
    Трясли ухабы, трряс мороз, а сам-то как он трясся,
    В то время как уж третий акт давали пред царем.

    Бледнел курносый иль краснел - впотьмах не видно было.
    Фельдъегерь: "Есть!" - и на коня, и у Торжка нагнал:
    "Дабы сугубо наказать презренного зоила,
    В железо руки заковать, дабы хулы не клал!"

    "Но я не клал! - вскричал Капнист, точа скупые слезы -
    Я ж только выставил порок по правилам искусств!
    Но я его и обличил! За что ж меня в железы?
    И в пятом акте истоптал, - за что ж меня в Иркутск?!"

    Меж тем кузнец его ковал с похмелья непроворно.
    А тут еще один гонец летит во весь опор...
    Василь Васильевич Капнист взглянул, вздохнул покорно,
    И рухнул русский Ювенал у позлаченных шпор!

    ...Текли часы. Очнулся он, задумчивый и вялый.
    Маленько веки разлепил и посмотрел в просвет:
    "Что, братец, там за городок? Уже Иркутск, пожалуй?"
    - "Пожалуй, барин, Петербург" - последовал ответ.

    "Как...Петербург?!" - шепнул Капнист, лишаясь дара смысла.
    - "Вас, барин, велено вернуть до вашего двора.
    А от морозу и вобче - медвежий полог прислан,
    И велено просить и впредь не покладать пера."

    Да! Испарился царский гнев уже в четвертом акте,
    Где змей порока пойман был и не сумел уползть.
    "Сие мерзавцу поделом!" - царь молвил, и в антракте
    Послал гонца вернуть творца, обернутого в полсть.

    Все ближе, ближе Петербург, и вот уже застава.
    И в пятом акте царь вскричал: "Василий! Молодец!"
    И на заставе ждет уже дворцовая подстава,
    И только прах из-под копыт - и махом во дворец.

    Василь Васильевич на паркет в чем был из полсти выпал.
    И тут ему и водки штоф и пряник закусить.
    - "Ну, негодяй, - промолвил царь и золотом осыпал -
    Пошто заставил ты меня столь много пережить?"

    ...Вот как было в прежни годы,
    Когда не было свободы!
     
    Lenusja, Mel'nica, Наталья51 и 3 другим нравится это.
  15. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N
    Михаил Лермонтов

    К *** (Я не унижусь пред тобой)


    Я не унижусь пред тобою;
    Ни твой привет, ни твой укор
    Не властны над моей душою.
    Знай: мы чужие с этих пор.
    Ты позабыла: я свободы
    Для зблужденья не отдам;
    И так пожертвовал я годы
    Твоей улыбке и глазам,
    И так я слишком долго видел
    В тебе надежду юных дней
    И целый мир возненавидел,
    Чтобы тебя любить сильней.
    Как знать, быть может, те мгновенья,
    Что протекли у ног твоих,
    Я отнимал у вдохновенья!
    А чем ты заменила их?
    Быть может, мыслею небесной
    И силой духа убежден,
    Я дал бы миру дар чудесный,
    А мне за то бессмертье он?
    Зачем так нежно обещала
    Ты заменить его венец,
    Зачем ты не была сначала,
    Какою стала наконец!
    Я горд!- прости! люби другого,
    Мечтай любовь найти в другом;
    Чего б то ни было земного
    Я не соделаюсь рабом.
    К чужим горам, под небо юга
    Я удалюся, может быть;
    Но слишком знаем мы друг друга,
    Чтобы друг друга позабыть.
    Отныне стану наслаждаться
    И в страсти стану клясться всем;
    Со всеми буду я смеяться,
    А плакать не хочу ни с кем;
    Начну обманывать безбожно,
    Чтоб не любить, как я любил,-
    Иль женщин уважать возможно,
    Когда мне ангел изменил?
    Я был готов на смерть и муку
    И целый мир на битву звать,
    Чтобы твою младую руку -
    Безумец!- лишний раз пожать!
    Не знав коварную измену,
    Тебе я душу отдавал;
    Такой души ты знала ль цену?
    Ты знала - я тебя не знал!

    1832 г.

    Три пальмы


    В песчаных степях аравийской земли
    Три гордые пальмы высоко росли.
    Родник между ними из почвы бесплодной,
    Журча, пробивался волною холодной,
    Хранимый, под сенью зеленых листов,
    От знойных лучей и летучих песков.

    И многие годы неслышно прошли;
    Но странник усталый из чуждой земли
    Пылающей грудью ко влаге студеной
    Еще не склонялся под кущей зеленой,
    И стали уж сохнуть от знойных лучей
    Роскошные листья и звучный ручей.

    И стали три пальмы на бога роптать:
    «На то ль мы родились, чтоб здесь увядать?
    Без пользы в пустыне росли и цвели мы,
    Колеблемы вихрем и зноем палимы,
    Ничей благосклонный не радуя взор?..
    Не прав твой, о небо, святой приговор!»

    И только замолкли — в дали голубой
    Столбом уж крутился песок золотой,
    Звонком раздавались нестройные звуки,
    Пестрели коврами покрытые вьюки,
    И шел, колыхаясь, как в море челнок,
    Верблюд за верблюдом, взрывая песок.

    Мотаясь, висели меж твердых горбов
    Узорные полы походных шатров;
    Их смуглые ручки порой подымали,
    И черные очи оттуда сверкали…
    И, стан худощавый к луке наклоня,
    Араб горячил вороного коня.

    И конь на дыбы подымался порой,
    И прыгал, как барс, пораженный стрелой;
    И белой одежды красивые складки
    По плечам фариса вились в беспорядке;
    И с криком и свистом несясь по песку,
    Бросал и ловил он копье на скаку.

    Вот к пальмам подходит, шумя, караван:
    В тени их веселый раскинулся стан.
    Кувшины звуча налилися водою,
    И, гордо кивая махровой главою,
    Приветствуют пальмы нежданных гостей,
    И щедро их поит студеный ручей.

    Но только что сумрак на землю упал,
    По корням упругим топор застучал,
    И пали без жизни питомцы столетий!
    Одежду их сорвали малые дети,
    Изрублены были тела их потом,
    И медленно жгли до утра их огнем.

    Когда же на запад умчался туман,
    Урочный свой путь совершал караван;
    И следом печальный на почве бесплодной
    Виднелся лишь пепел седой и холодный;
    И солнце остатки сухие дожгло,
    А ветром их в степи потом разнесло.

    И ныне все дико и пусто кругом —
    Не шепчутся листья с гремучим ключом:
    Напрасно пророка о тени он просит —
    Его лишь песок раскаленный заносит
    Да коршун хохлатый, степной нелюдим,
    Добычу терзает и щиплет над ним.

    1839 г.
     
    Квитка, Lenusja, ангария и 7 другим нравится это.
  16. L_Lada

    L_Lada гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    5.834
    Симпатии:
    42.006
    Адрес:
    Москва
    Борис Пастернак

    Мело, мело по всей земле
    Во все пределы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    Как летом роем мошкара
    Летит на пламя,
    Слетались хлопья со двора
    К оконной раме.

    Метель лепила на стекле
    Кружки и стрелы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    На озаренный потолок
    Ложились тени,
    Скрещенья рук, скрещенья ног,
    Судьбы скрещенья.

    И падали два башмачка
    Со стуком на пол.
    И воск слезами с ночника
    На платье капал.

    И все терялось в снежной мгле
    Седой и белой.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    На свечку дуло из угла,
    И жар соблазна
    Вздымал, как ангел, два крыла
    Крестообразно.

    Мело весь месяц в феврале,
    И то и дело
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.


    НА СТРАСТНОЙ

    Еще кругом ночная мгла.
    Еще так рано в мире,
    Что звездам в небе нет числа,
    И каждая, как день, светла,
    И если бы земля могла,
    Она бы Пасху проспала
    Под чтение Псалтыри.
    Еще кругом ночная мгла.
    Такая рань на свете,
    Что площадь вечностью легла
    От перекрестка до угла,
    И до рассвета и тепла
    Еще тысячелетье.
    Еще земля голым-гола,
    И ей ночами не в чем
    Раскачивать колокола
    И вторить с воли певчим.
    И со Страстного четверга
    Вплоть до Страстной субботы
    Вода буравит берега
    И вьет водовороты.
    И лес раздет и непокрыт,
    И на Страстях Христовых,
    Как строй молящихся, стоит
    Толпой стволов сосновых.
    А в городе, на небольшом
    Пространстве, как на сходке,
    Деревья смотрят нагишом
    В церковные решетки.
    И взгляд их ужасом объят.
    Понятна их тревога.
    Сады выходят из оград,
    Колеблется земли уклад:
    Они хоронят Бога.
    И видят свет у царских врат,
    И черный плат, и свечек ряд,
    Заплаканные лица --
    И вдруг навстречу крестный ход
    Выходит с плащаницей,
    И две березы у ворот
    Должны посторониться.
    И шествие обходит двор
    По краю тротуара,
    И вносит с улицы в притвор
    Весну, весенний разговор
    И воздух с привкусом просфор
    И вешнего угара.
    И март разбрасывает снег
    На паперти толпе калек,
    Как будто вышел человек,
    И вынес, и открыл ковчег,
    И все до нитки роздал.
    И пенье длится до зари,
    И, нарыдавшись вдосталь,
    Доходят тише изнутри
    На пустыри под фонари
    Псалтырь или Апостол.
    Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
    Заслышав слух весенний,
    Что только-только распогодь,
    Смерть можно будет побороть
    Усильем Воскресенья.
     
    Noran, Квитка, Bulka и 14 другим нравится это.
  17. aluza

    aluza старожил

    Регистрация:
    9 авг 2017
    Сообщения:
    974
    Симпатии:
    10.012
    Пол:
    Женский
    Это последние поэтические строчки Марины Цветаевой

    НОЧНОЙ ДОЖДЬ


    То были капли дождевые,

    Летящие из света в тень.

    По воле случая впервые

    Мы встретились в ненастный день.



    И только радуги в тумане

    Вокруг неярких фонарей

    Поведали тебе заране

    О близости любви моей,



    О том, что лето миновало,

    Что жизнь тревожна и светла,

    И как ты ни жила, но мало,

    Так мало на земле жила.



    Как слёзы, капли дождевые

    Светились на лице твоём,

    А я ещё не знал, какие

    Безумства мы переживём.



    Я голос твой далёкий слышу,

    Друг другу нам нельзя помочь,

    И дождь всю ночь стучит о крышу,

    Как и тогда стучал всю ночь.
     
    Noran, Lenusja, ALN и 7 другим нравится это.
  18. РуЛа

    РуЛа заслуженный

    Регистрация:
    9 авг 2017
    Сообщения:
    130
    Симпатии:
    297
    Помню, как однажды с удивлением узнала, что у глашатая революции Маяковского есть такие стихи. И с тех пор убеждена, что сильнее о любви не писал никто: ни моя любимая Цветаева, ни Ахматова, ни великий Пушкин. У Маяковского сердце обнажено и кровоточит. Люблю...
    ЛИЛИЧКА!
    Вместо письма

    Дым табачный воздух выел.
    Комната -
    глава в крученыховском аде.
    Вспомни -
    за этим окном
    впервые
    руки твои, исступленный, гладил.
    Сегодня сидишь вот,
    сердце в железе.
    День еще -
    выгонишь,
    можешь быть, изругав.
    В мутной передней долго не влезет
    сломанная дрожью рука в рукав.
    Выбегу,
    тело в улицу брошу я.
    Дикий,
    обезумлюсь,
    отчаяньем иссечась.
    Не надо этого,
    дорогая,
    хорошая,
    дай простимся сейчас.
    Все равно
    любовь моя -
    тяжкая гиря ведь -
    висит на тебе,
    куда ни бежала б.
    Дай в последнем крике выреветь
    горечь обиженных жалоб.
    Если быка трудом уморят -
    он уйдет,
    разляжется в холодных водах.
    Кроме любви твоей,
    мне
    нету моря,
    а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
    Захочет покоя уставший слон -
    царственный ляжет в опожаренном песке.
    Кроме любви твоей,
    мне
    нету солнца,
    а я и не знаю, где ты и с кем.
    Если б так поэта измучила,
    он
    любимую на деньги б и славу выменял,
    а мне
    ни один не радостен звон,
    кроме звона твоего любимого имени.
    И в пролет не брошусь,
    и не выпью яда,
    и курок не смогу над виском нажать.
    Надо мною,
    кроме твоего взгляда,
    не властно лезвие ни одного ножа.
    Завтра забудешь,
    что тебя короновал,
    что душу цветущую любовью выжег,
    и суетных дней взметенный карнавал
    растреплет страницы моих книжек...
    Слов моих сухие листья ли
    заставят остановиться,
    жадно дыша?

    Дай хоть
    последней нежностью выстелить
    твой уходящий шаг.
    26 мая 1916, Петроград
     
    Noran, Квитка, Lenusja и 15 другим нравится это.
  19. L_Lada

    L_Lada гигант мысли

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    5.834
    Симпатии:
    42.006
    Адрес:
    Москва
    АННА АХМАТОВА

    Приморский сонет

    Здесь всё меня переживёт,
    Всё, даже ветхие скворешни
    И этот воздух, воздух вешний,
    Морской свершивший перелёт.

    И голос вечности зовёт
    С неодолимостью нездешней,
    И над цветущею черешней
    Сиянье лёгкий месяц льёт.

    И кажется такой нетрудной,
    Белея в чаще изумрудной,
    Дорога не скажу куда...

    Там средь стволов ещё светлее,
    И все похоже на аллею
    У царскосельского пруда.

    Поэма без героя. Лирическое отступление.


    Были святки кострами согреты,
    И валились с мостов кареты,
    И весь траурный город плыл
    По неведомому назначенью,
    По Неве иль против теченья, -
    Только прочь от своих могил.
    На Галерной чернела арка,
    В Летнем тонко пела флюгарка,
    И серебряный месяц ярко
    Над серебряным веком стыл.
    Оттого, что по всем дорогам,
    Оттого, что ко всем порогам
    Приближалась медленно тень,
    Ветер рвал со стены афиши,
    Дым плясал вприсядку на крыше
    И кладбищем пахла сирень.
    И царицей Авдотьей заклятый,
    Достоевский и бесноватый,
    Город в свой уходил туман.
    И выглядывал вновь из мрака
    Старый питерщик и гуляка,
    Как пред казнью бил барабан...
    И всегда в темноте морозной,
    Предвоенной, блудной и грозной,
    Жил какой-то будущий гул,
    Но тогда он был слышен глуше,
    Он почти не тревожил души
    И в сугробах невских тонул.
    Словно в зеркале страшной ночи
    И беснуется и не хочет
    Узнавать себя человек,
    А по набережной легендарной
    Приближался не календарный -
    Настоящий Двадцатый Век.

    А теперь бы домой скорее
    Камероновой Галереей
    В ледяной таинственный сад,
    Где безмолвствуют водопады,
    Где все девять мне будут рады,
    Как бывал ты когда-то рад.
    Там за островом, там за садом
    Разве мы не встретимся взглядом
    Наших прежних ясных очей,
    Разве ты мне не скажешь снова
    Победившее смерть слово
    И разгадку жизни моей?
     
    Noran, Bulka, Lenusja и 8 другим нравится это.
  20. Loki

    Loki старожил

    Регистрация:
    8 авг 2017
    Сообщения:
    703
    Симпатии:
    6.289
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Город N
    Бартоломе Торрес Наарро (1485 - 1530 (1531?))


    Мне выпала в жизни такая дорога,
    что вижу я путь и вслепую плутаю,
    и жив остаюсь, умирая до срока,
    и весел на вид, когда слёзы глотаю.

    Я тысячи лет за мгновенья считаю,
    дорогами ввысь забредаю в низины,
    и, вольный, о воле я только мечтаю,
    знобит меня летом и жгут меня зимы.

    С людьми дружелюбный, с собой нелюдимый,
    не знаю, что роздал, не знаю, что прячу,
    и пламя и лёд я беру в побратимы
    и, радуясь горю, о радости плачу.

    Я верен невзгодам, я верю в удачу,
    я гибель моя и моё воскрешенье,
    себя что ни день обретаю и трачу
    и вижу во тьме, ибо слеп от рожденья.

    Других утешая, не жду утешенья,
    и крестная ноша не гнёт мою спину,
    в морях не страшны мне кораблекрушенья,
    а в малой слезинке я без вести гибну.

    Отвеяв зерно, сберегаю мякину
    январского сева, пожатого в мае;
    владея ключами, тюрьмы не покину,
    людей не постигну, а птиц – понимаю.

    Щедра на слова моя мука немая,
    мой утлый челнок угрожает галере,
    мне мир предлагают – я бой принимаю,
    мятежник и раб в одинаковой мере.

    Витающий в небе, я вечно в пещере,
    и вдвое мне легче поклажа двойная;
    ключами любви отпираются двери
    темницы, где стражду, смеясь и стеная.

    При жизни покоюсь, покоя не зная,
    лежит моё время без тени движенья,
    бессмертием тешится слава земная,
    и празднует сердце свои пораженья…

    Сеньора и дама, по долгу служенья
    обетов любви я по гроб не нарушу,
    и вплоть до последнего изнеможенья
    ни слова не вырвется больше наружу.

    Отвергнутый, слабости не обнаружу,
    вам отдано всё, ибо всё не мое,
    всецело я ваш, и одну только душу
    мне Бог даровал и да примет её.

    (Перевод с испанского Анатолия Гелескула)
     
    Lenusja, Mel'nica, Наталья51 и 5 другим нравится это.

Поделиться этой страницей